Вор в законе Надир Салифов — Лоту Гули

Многие считают, что «овощного короля» Ровшана Джаниева (Ленкоранский) в 2016 году устранил Надир Салифов (Гули) — главный мафиози Азербайджана. Отбывая 22-летний срок, «вор в законе» устроил в колонии маленький Лас-Вегас с казино с проститутками. Сегодня Гули зарабатывает колоссальные деньги в теневом бизнесе, он неуловим для силовиков, а его враги один за другим гибнут от рук киллеров. Салифова считают самым опасным из всех «воров в законе».

О детстве будущего лидера преступного мира Азербайджана Надира Салифова (Лоту Гули) известно немного. Он родился 28 августа 1972 года в грузинском городе Дманиси, но вскоре после этого Салифовы переехали на историческую родину в Баку. Помимо Надира, в семье подрастали двое его младших братьев. Повзрослев, все трое остались неразлучными — младшие братья стали верными помощниками Гули в его криминальных делах. Средний брат — Намик — даже получил воровской титул вслед за Надиром.

К 1995 году 22-летний Гули был уже достаточно известен в Азербайджане своими темными делами. Неудивительно, что в конце концов он оказался на скамье подсудимых с целым букетом статей УК — в том числе о краже, бандитизме и похищении людей. На сделку со следствием авторитет не пошел и виновным себя признавать отказался, поэтому получил по полной — 15 лет лишения свободы. Забегая вперед, стоит отметить, что в 2005 году сторона обвинения предоставила суду новые эпизоды преступной деятельности Гули и его срок увеличился до внушительных 27 лет.

Гули отбывал срок в колониях поселков Беюк Шор, Рамана и Пута. Многие до сих пор считают, что именно пребывание за решеткой и спасло авторитета от верной смерти: учитывая его взрывной и бескомпромиссный характер, у него было мало шансов выжить в лихие 90-е, когда шел жесточайший передел криминального мира.

Вор в законе Джейран Асланов — Джейран Руставский

В 2000 году в жизни Гули произошло знаменательное событие — он стал вором в законе. Причем заочно: в это время он сидел за решеткой, а его коронация была организована на воле двумя крестными отцами, Раулем Кирия (Рауль Руставский) и Джейраном Аслановым (Джейран Руставский). Оба поручителя после посвящения Гули протянули недолго. Первым на тот свет отправился Асланов — он умер от сердечного приступа в суровых условиях Соликамской колонии. Два года спустя от цирроза скончался и Кирия.

В отличие от своего крестного, Гули отбывал наказание в куда более комфортных условиях. Используя свои связи и деньги, которыми вора бесперебойно снабжали подчиненные, Салифов устроил в Гобустанской тюрьме, где отбыл большую часть своего срока, местный вариант Лас-Вегаса — организовал казино.

Вечерами в камере вора в законе заключенные собиралась для игры в покер. Не испытывал Гули недостатка женского внимания: в гости к нему периодически наведывались самые красивые девушки страны, среди которых была даже будущая мисс Азербайджан-2006. С ними Салифов связывался сам: у вора был доступ не только к мобильному телефону, но и к интернету.

Тюремщики, которых Гули задабривал круглыми суммами, закрывали глаза и на оргии, и на азартные игры. Однако все тайное стало явным: вышестоящее начальство не впечатлилось ни крутизной узника, ни суммами предлагаемой мзды. Доступ девушкам легкого поведения в колонию был закрыт, как и кустарное казино, а все поощряющие незаконную деятельность сотрудники — уволены. Те пытались оправдаться: мол, понятия не имеем, как «ночные бабочки» проникали в камеру Гули, и вообще все они были изнасилованы Салифовым. Сотрудники исправительного учреждения в своих показаниях были столь убедительны, что в отношении Гули даже было возбуждено уголовное дело по статье «Изнасилование».

Однако на суде девушки подняли версию тюремщиков на смех и не стесняясь заявили, что все было добровольно и за солидное денежное вознаграждение — 500 долларов за визит. Постыдные для вора обвинения с Гули были сняты.

Власть из-за решетки

Заключение никак не помешало Гули вести свои криминальные дела. Проблем с кадрами не было — еще во время своего пребывания на воле главарь лично отбирал каждого члена своей команды. Его ставленники успешно заняли позиции в Санкт-Петербурге, Саратовской, Свердловской и Самарской областях, подмяв под себя значительную часть регионального рыночного бизнеса.

В 2014 году Гули удалось получить контроль над тремя крупными московскими рынками. Этому предшествовала его победа над прежним смотрящим и своим врагом — авторитетом Зауром Алиевым (Зайка), который в свое время позволил себе нелицеприятные высказывания в адрес Салифова. Гули сразу мстить не стал, а занял выжидательную позицию.

Шанс отыграться выпал Гули в конце 2014 года, когда вооруженный до зубов Зайка и четверо его охранников попались в руки полиции. После задержания Зайка угодил в «Матросскую Тишину», а уж Гули позаботился, чтобы обидчик попал в нужную камеру. Находящиеся там зэки — сторонники Салифова — избили Заура, объявив, что его рынки отныне переходят в ведомство их шефа. Наибольшую активность в избиении принимал киллер Назим Хромой. Кстати, сам вор в это время наблюдал за расправой из своей камеры посредством Skype. Надзиратели почему-то не заметили компьютер в его камере.

Расправа над Алиевым в СИЗО. Слева — киллер Назим Хромой

В 2015 году, по версии следствия, Гули, все еще находясь в колонии, сумел организовать похищение тольяттинского бизнесмена, владельца сети игровых салонов Камала Гулуева. Коммерсанта подстерегли вечером 18 декабря в момент, когда он прибыл к спорткомплексу, чтобы забрать с тренировки своего сына. Когда предприниматель покинул салон автомобиля, к нему подскочили незнакомцы, которые скрутили и запихнули жертву в припаркованный неподалеку внедорожник.

Через некоторое время родственники Гулуева получили от похитителей весточку: за жизнь Камала те требовали всего-навсего…10 миллионов евро. Но пока шокированные космической цифрой домочадцы думали, где им достать всю сумму, бизнесмен внезапно вернулся домой. Как оказалось, его отпустил один из преступников, Теймур Мамедов. Общественности этот жест был представлен как раскаяние похитителя. Но, по некоторым данным, этому раскаянию способствовала круглая сумма, которую бизнесмен пообещал Мамедову за свою свободу.

В стиле 90-х

А вот родственникам столичного бизнесмена Хикмета Салаева в 2017 году пришлось раскошелиться на 1,2 миллиона рублей. Времени медлить с передачей вымогателям денег не было: с мольбами отдать наличные Салаев звонил домочадцам фактически из могилы. Все началось с того, что за некоторое время до этого страшного инцидента родственник Хикмета занял 1,5 миллиона рублей у его бизнес-партнера — вместе они занимались продуктовым бизнесом. А когда кредитор обратился к должнику с просьбой отдать деньги, должник посоветовал получить их с Хикмета — мол, тот как раз должен родственнику 1,5 миллиона.

Хикмет Салаев

Услышав требование, Салаев сначала впал в ступор, а затем посоветовал партнеру убираться восвояси. На следующую беседу с коммерсантом пришли 50 крепких парней, которых, по версии следствия, подослал Гули — к нему за помощью и обратился обиженный кредитор. Братки сообщили Салаеву, что отныне он должен им 30 миллионов рублей, а когда тот отказался платить, накинулись на бизнесмена с кулаками. После они скрутили упирающегося Хикмета, засунули его в салон внедорожника и вывезли на Люберецкое кладбище.

Там Салаева поместили в вырытую заранее траншею, закопали по самую голову и продолжили беседу. Переговоры закончились тем, что к уху перепуганного насмерть бизнесмена поднесли трубку, предварительно набрав номер брата, и Хикмет попросил того привезти похитителям всю имеющуюся наличность, а также два автомобиля. Тот выполнил просьбу родственника, который после освобождения из земляного плена угодил в больницу с переломами ребер, разрывом легких и сотрясением мозга.

Рыночные войны

Между тем Салифов без лишней скромности считал себя главным мафиози Азербайджана. Для этого у Гули имелись определенные основания: он был одним из немногих, кто не замарал свое имя в воровской войне кланов Аслана Усояна (Дед Хасан) и Тариэла Ониани (Таро), что в воровском сообществе повышает авторитет. Впрочем, Гули абсолютно не нуждался в чьих-то оценках: свое собственное влияние он оценивал так высоко, что самолично наложил запрет на коронацию любого земляка без своего ведома.

Так, в 2013 году у Надира вышел конфликт с вором-неофитом Эмином Ахмедовым (Аджикабульским), которого короновали во время его пребывания в колонии. Несколькими днями позже в исправительное учреждение пришла малява (послание) от Гули, в которой тот четко пояснял: вором Ахмедова не признавать — я на это добро не давал.

Вор в законе Эмин Ахмедов — Эмин Гаджигабульский

Среди тюремного контингента начались волнения: многие арестанты, признавая авторитет Гули, последовали его требованию и вступили в конфликт с Эмином. Ахмедову чудом удалось сохранить свой титул — и то при помощи другого влиятельного вора в законе Юрия Пичугина (Пичуги). С тех пор Ахмедов затаил на Гули большую обиду и спустя несколько лет даже организовал против оппонента коалицию. Ее члены попытались было лишить воровского титула главного мафиози Азербайджана — но тщетно.

Вор в законе Ровшан Джаниев — Ровшан Лянкоранский

Другим злейшим врагом Гули стал родственник Ахмедова, влиятельный вор в законе Ровшан Джаниев (Ленкоранский). То, что земляки не уживутся на криминальной арене, стало ясно с момента первых конфликтов между авторитетами. Казалось, они оба претендовали на звание главного вора Азербайджана. Поговаривали также, что Гули, который был категорическим противником распространения и употребления наркотиков, невзлюбил Ленкоранского за то, что тот якобы организовал трафик зелья по тюрьмам и колониям.

На деле же все было крайне прозаично: авторитеты не поделили российские рынки по продаже овощей и зелени. Ленкоранский на этом поле боя был не новичок: одним из его оппонентов в борьбе за рынки был сам Дед Хасан. Однако, если опытный криминальный «патриарх» пытался избежать очередной войны, то Гули стал активно давить оппонента, пытаясь не только отобрать его рыночную долю, но и лишить того звания вора.

Впрочем, Ленкоранский оказался проворнее: в 2003 году он собрал сходку, на которой присутствовали исключительно его сторонники, — и лишил Гули звания вора в законе. Вскоре малява, оповещавшая арестантов об этом решении, облетела все российские и азербайджанские колонии. Но не успели зэки переварить новость, как по тюрьмам разнесся новый прогон, на этот раз от Деда Хасана, в котором тот отменял решение Ленкоранского и требовал считать раскоронацию Гули недействительной. Авторитет Хасана был выше — и Гули свой титул удержал.

Враги Салифова

…Вскоре полетели головы: один за другим на тот свет начали отправляться воры, чьи подписи стояли под прогоном о развенчании Гули — Али Алиев (Зарабатский), Сеймур Абдуллаев (Нардаранский), Чингиз Ахундов (Седой) и Икмет Мухтаров (Хикмет Сабирабадский). В 2012 году тюремные учреждения России и Азербайджана обошла малява следующего содержания (орфография и пунктуация сохранены):

«В час радости Арестанты! Мира и всех земных благ Вам и Дому Воровскому. С самыми наилучшими пожеланиями навещаю Вас и передаю душевное приветствие от Воров. С самого начало хочу поставить Вас в курс касаемо Воровских наказов, жить в единстве и взаимопонимании. А также хочу упомянуть святой долг каждого порядочного Арестанта Свято относиться к общему и делать все возможное для процветания Людского в доме нашем Общем. А также ставлю Вас в курс: все Воровские Прогоны, исходящие от имени Воров и касаемо Общего, с сегодняшнего дня будет исходить от Меня и Моего Имени. Конечно подчеркивая имена Воров… А также Ставлю Вас в курс касаемо Ровшана Лянкаранского, он есть никто и зовут его никак, это решение Воров… На этих нотах хочу попрощаться с Вами, пожелав Вам самого хорошего, удачи и фарту в делах Людских, конечно Золотую Свободу. Берегите себя, берегите Воровское. С наилучшими пожеланиями Я Вор Гули. Прогон распространять по всем лагерям Азербайджана и России».

После этого уже воровской титул Ленкоранского оказался под вопросом: одни воры признавали его, другие — нет. Так длилось до тех пор, пока Ленкоранского не расстреляли в Стамбуле в августе 2016 года. Учитывая то, что противостояние врагов отличалось мощным накалом, Гули был одним из первых, кого окружение погибшего заподозрило в причастности к убийству. К мотивам привязали и денежную подоплеку: после смерти Ленкоранского сверхприбыльная овощебаза в Екатеринбурге, которую он крышевал, попала под власть Гули.

Фото с места убийства Ровшана Джаниева

Брат Ровшана Намик решил отомстить предполагаемому организатору убийства и для устранения обидчика собрал 11 единомышленников. В начале 2018 года они направились на турецкую виллу, где обитал Гули. План был прост и кровожаден: перебить всех до единого обитателей особняка, а самое главное — не упустить Салифова. Для этого компаньоны вооружились автоматами и прихватили с собой побольше гранат.

Однако до назначенной цели группа мстителей так и не добралась: на полпути их перехватила полиция, которой о готовящемся набеге сообщили осведомители. Турецкие спецслужбы, которым было крайне невыгодно побоище на их территории, сработали профессионально и скрутили подозреваемых, не пролив при этом ни капли крови.

Момент задержания группы киллеров, готовивших покушение на Гули

Всю информацию о покушении стражи порядка тут же выдали Гули, ожидая, что тот будет сотрудничать со следствием, ведь прямых доказательств намерений сторонников Ленкоранского у спецслужб не было. Но здесь блюстителей закона ждало разочарование: Гули наотрез отказался признавать себя потерпевшим и отрицал всяческую возможность покушения на свою персону.

Кроме того, Салифов распространил в криминальном мире информацию, что претензий к злоумышленникам не имеет. Впрочем, мало кто из знающих Гули поверил в образ «доброго самаритянина». Многие считают, что таким образом авторитет решил усыпить бдительность своих врагов, чтобы впоследствии нанести по ним сокрушительный удар.

Ушел по-английски

В ноябре 2017 года не поздоровилось стороннику погибшего Ленкоранского Али Гейдарову (Альберт Рыжий) — Гули лишил его воровского титула. Обоснованием такого решения для преступного мира послужил поступок Рыжего: во время разборки, которая произошла в Турции между ним и приближенными Гули, Гейдаров не просто бежал с поля боя, но и спрятался от преследовавших его оппонентов в полицейской машине. Такой поступок помимо Гули осудил еще ряд авторитетных воров в законе, которые не стали препятствовать раскоронации Рыжего.

А несколькими днями позже после этого инцидента стало известно, что на Гули начата новая охота со стороны правоохранительных органов — в связи с подозрением в похищении Камала Гулуева авторитет был заочно арестован по решению Пресненского суда столицы и объявлен в международный розыск. Все-таки природное чутье Салифова, которое он использовал при подборе своих подчиненных, в какой-то момент дало сбой: против босса согласился дать новые показания уже отбывающий девятилетний срок за похищение Теймур Мамедов. Причем добро на сделку со следствием — Мамедову пообещали защиту и существенное сокращение длительности наказания — тот дал в аккурат к освобождению шефа из колонии.

Теймур Мамедов

И пока продолжались торги между важным свидетелем и стражами порядка, Гули, отсидев вместо 27 всего 22 года и освободившись по УДО, успел покинуть стены исправительного учреждения. Как вору с такой отрицательной репутацией удалось выйти на волю на пять лет раньше, неизвестно — характеристика Гули оставляет желать лучшего, а время, проведенное авторитетом в карцере, по совокупности измеряется годами.

Пообщавшись пару дней с прибывшими его встречать матерью, женой, детьми и приближенными, Гули благополучно отбыл за границу. К слову, такой маневр Салифов умудрился совершить, не имея никакого гражданства, ведь в тюрьму в 1995 году он угодил с паспортом гражданина СССР — менять документ на паспорт Азербайджана Салифов не стал. Многие полагали, что вскоре после освобождения его депортируют в страну происхождения — Грузию, но Гули вдруг исчез. Сначала он объявился в Турции, а затем, по слухам, отбыл в ОАЭ, где и находится по сей момент.

Неуловимый вор

Некоторые связывают спешный отъезд Гули из Турции с гибелью вора в законе Гайоза Звиададзе (Гия Кутаисский) — он был расстрелян тремя киллерами 8 апреля 2018 года около своей квартиры в Анталье. Примечательно, что Звиададзе не был врагом Салифова, а даже наоборот — значился среди его сторонников.

Вор в законе Гайоз Звиададзе — Гия Кутаисский

Однако, по слухам, Гули точил на него зуб в связи с тем, что Гия Кутаисский позволял себе поучать Гули по части его деловых отношений с тем или иным авторитетом, что очень не нравилось самовлюбленному и честолюбивому Салифову.

Другие объясняют эти перемещения тем, что в Эмиратах гораздо проще затеряться и оставаться недоступным для российского правосудия. Для Гули его пребывание в ОАЭ складывается успешно, несмотря на то, что в мае 2018 года он был задержан местными стражами порядка. Однако до экстрадиции дело так и не дошло — вора отпустили на свободу. Внятного объяснения российским спецслужбам, как это могло произойти с преступником, объявленным в международный розыск, восточные коллеги так и не дали. Что примечательно, похожие истории произошли в Турции, а затем и в Черногории: каждый раз авторитета выпускали вскоре после задержания.

Как бы там ни было, учитывая его способность вести дела на расстоянии, сейчас Гули пророчат лавры все же угодившего за решетку лидера преступного мира России Захария Калашова (Шакро Молодой). Салифов, даже находясь за границей, является одним из главных авторитетов страны. При этом отношения между Гули и Шакро всегда были далеки от идеала: воры на открытый конфликт друг с другом никогда не шли, однако при этом Шакро лично раскороновал не только двух крестников Гули — Джейхуна Аскерова (Гянджинский) и Влада Грачева (Шарап), но и брата Гули Намика. Однако Салифов на это никак не ответил.

Впрочем, если верить самому Гули, он не только не стремится занять воровской трон, но и вообще противится наличию в воровском мире единого лидера. Если верить информации, исходящей от окружения авторитета, одна из его любимых фраз — «Король нам не нужен».