Проблемы в работе МЧС и ее подразделения — водной инспекции — вновь оказались в центре общественного внимания после очередной водной катастрофы.

По итогам трагедии под Волгоградом вновь встали «проклятые вопросы» о качестве работы наших контролирующих органов, от которых зависит жизнь десятков и сотен людей. Почему мы постоянно прыгаем на одни и те же грабли?

Напомним, что в ночь перед празднованием Дня России напротив набережной Волгограда пьяный капитан на полной скорости направил катамаран «Елань-12» прямо на нефтеналивную баржу.

Перегруженный катамаран, рассчитанный на 12 человек, но взявший на борт 16, моментально затянуло под баржу. Небольшое судно получило пробоину от носа до кормы, погибли 11 человек. Среди них и сам капитан катамарана Дмитрий Хахалев.

Поскольку его стрелочником уже не назначишь, нашли другого — управляющего яхт-клубом «Волжский ветер». Дескать, Леонид Жданов «нарушил правила безопасности движения водного транспорта…».

Однако специалисты говорят, что Жданов, по сути, всего лишь «управляющий парковкой» и обвинять его равносильно тому, что парковщика винить в том, что некто пьяный угнал джип и разбился с людьми в хлам.

Тем не менее «виновник» задержан и, по версии следствия, «мог предотвратить трагедию, запретив судну выход в акваторию, но не предпринял для этого никаких действий».

«Мы не считаем, что в действиях наших сотрудников есть прямая вина в случившемся. На момент захождения на судно у капитана не наблюдалось признаков алкогольного опьянения», — сообщил представитель ООО «Пристань» Евгений Беляков.

Что же получается? С одной стороны, «парковщик» виноват в том, что на языке уголовного права называется «недонесение о готовящемся преступлении». Он ведь должен был позвонить как минимум в МЧС, ну или в МВД и предупредить, что большая нетрезвая компания загружается на катер и собирается плыть по ночной Волге! Но если компания и впрямь была на момент загрузки трезвой?

Так кто же тогда виноват и что делать в дальнейшем? Проверки после трагедии, как всегда, выявили сущую ерунду: не хватало какого-то журнала учета перемещений плавающих судов и пары огнетушителей.

Может быть, виновата местная ГИМС (Государственная инспекция по маломерным судам)? Ведь оказалось, что у Хахалева действительно не было лицензии и прав на управление судном, а «плавучая дача» вообще не имела права выходить в плавание ночью.

Сейчас следователи устанавливают, как компания вышла в плавание, не имея ни одного разрешительного документа, а судно не прошло регистрацию в ГИМС.

— От 0,5 до 1 тыс. рублей придется заплатить тем, кто управлял судном на воде и взял на борт людей больше нормы или проигнорировал введенные ограничения, касающиеся условий плавания или районов, закрытых для прохода. Причем владелец, доверивший управление лодкой лицу, не имеющему такого права, заплатит от 1 до 1,5 тыс. рублей.

За управление лодкой в состоянии алкогольного или же наркотического опьянения полагается взыскание от 1,5 до 2 тыс., а кроме того, инспектор отберет права. Причем отдадут их в лучшем случае через год, а в худшем — спустя два. Когда же уличенный в злоупотреблении алкоголем человек, управлявший судном, откажется пройти медицинское освидетельствование, то и за этот проступок придется выложить до 1,5 тыс. рублей или лишиться прав на срок до 2 лет, — проконсультировали нас в областной ГИМС.

— А что будет за несоблюдение правил пользования причалами?

— Штраф должностному лицу, отвечающему за пристань, размер которого составляет от 0,5 до 1 тыс. рублей.

Получается, уже после правонарушения или трагедии с массовой гибелью владельцы плавсредства или капитаны (если они выживут) всего лишь слегка раскошелятся на штрафы? А как же быть с профилактикой таких вот выходок подвыпивших капитанов? Или у нас продолжает и в этих случаях господствовать знаменитый принцип «вот когда убьют — тогда и приходите»?

Известно, что по Правилам пользования маломерными судами на водных объектах РФ (приказ МЧС России от 29.06.2005 №502) выпуск судна со стоянки запрещен не только при алкогольном опьянении судоводителя или его пассажиров, но и при нарушении норм пассажировместимости.

И пока что остается вопрос: кому в таких случаях по закону при отплытии судна положено контролировать соблюдение правил на воде и следить за безопасностью пассажиров? Судя по всему, пока что контроля, аналогичного предполетному контролю самолета, для плавсредств у нас не предусмотрено.

…По излюбленной российской традиции массовых проверок сейчас ожидают все владельцы яхт-клубов на Волге. Снова взятками, наверное, пополнятся чьи-то карманы…

Но почему лицензии и владельцев судов не проверяли до начала навигации? А если проверяли, зачем это делать еще раз? Чтобы снова отчитаться о проделанной работе и ждать следующего ЧП и снова начать всех проверять?

МЧС и ГИМС следует использовать приборы для технического контроля за выходящими в рейс маломерными судами и их командами. Необходимо активно применять электронные методы слежения, особенно в ночное время, с усилением патрулирования и ужесточением мер наказания нарушителей.

Ольга Поплавская.

РОССИЯНЕ ВЗЯЛИСЬ УСИЛЕННО ТОНУТЬ

Несмотря на прохладную погоду, не располагающую к купаниям, число утонувших в этом году заметно выросло, сообщает МЧС.

Начало лета ознаменовалось печальной статистикой и громкими происшествиями на воде. Так, до 31 мая утонули 94 человека, что выше прошлогодних показателей примерно на 20%.

Буквально накануне волгоградской трагедии в Забайкалье утонули три человека — муж с женой и ребенок переправлялись через реку на лодке частного перевозчика. Лодка перевернулась. Хозяин лодки смог доплыть до берега, семья погибла.

Следственные органы винят во всем «нелегальных перевозчиков». Владелец лодки, как и капитан — владелец катамарана, осуществлял свою деятельность незаконно. А потому «не продавал билеты, не составлял списки пассажиров» и, разумеется, не платил налоги.

Вот только что было делать той же семье из Забайкалья, если иных способов перебраться на другой берег, кроме как воспользовавшись услугами «нелегального перевозчика», у них просто не было?

Государство не берет на себя обязательств по обеспечению доставки людей к месту их проживания. Зато после ЧП «с родственниками погибших работают психологи».

Спасатели призывают граждан быть осторожнее. По статистике, годы в плане происшествий на воде бывают «плохими» и «хорошими». Так, прошлый год был относительно спокойным, и, хотя по всей России утонули 1347 человек, в большинстве регионов количество утонувших снизилось по сравнению с 2016-м на 20-30%.

Самым трагическим в новом тысячелетии считается 2011 год, когда затонула печально известная «Булгария», — тогда погибли 122 человека. Но на этом трагедии-2011 не закончились. Буквально на следующий день после затопления «Булгарии» затонул прогулочный катер на Алтае, погибли четыре человека.

А еще через две недели затонул уже катер в Москве, погибли 9 человек. В том же году случилось еще несколько столкновений и затоплений яхт и катеров с человеческими жертвами.

В то же время были годы, когда на плавсредствах вовсе не было ЧП с летальными исходами. Так, не зарегистрировано подобных ЧП в 2003, 2004, 2006, 2010 годах.

Так что в нынешнем «нехорошем» году лучше не лезть в воду без особой необходимости. А если вам не терпится совершить романтическую поездку на катере или лодке, не употребляйте алкоголь и заранее наденьте спасжилет.

Аделаида Сигида.

Фото ГУ МЧС