Борис Вайнзихер

Фигуранты дела «Т плюса» Евгений Ольховик и Борис Вайнзихер вышли из-под домашнего ареста под подписку о невыезде, рассказал знакомый Вайнзихера и близкий к СКР человек. Вайнзихера видели в Москве на одном из культурных мероприятий, добавляет инвестбанкир. А Ольховик с сентября регулярно ходит на работу в офис «Реновы», говорит его знакомый. При этом дело Ольховика и Вайнзихера было возвращено Генпрокуратурой на дополнительное расследование, знают два знакомых Вайнзихера и Ольховика.

Как сообщают «Ведомости», представители «Реновы» и «Т плюса» от комментариев отказались. Представитель СКР был недоступен для журналистов.

Ольховик и Вайнзихер были арестованы в сентябре 2016 г. Следствие обвиняло их в том, что во время работы генеральными директорами ЗАО «Комплексные энергетические системы» (КЭС, сейчас – «Т плюс») они давали взятки должностным лицам Коми за установление максимально выгодных тарифов на тепло- и электроэнергию, а также за предоставление льгот и создание комфортных условий для ведения коммерческой деятельности на территории республики. Ольховик был партнером Виктора Вексельберга по «Ренове» и возглавлял КЭС в 2010–2012 гг. Вайнзихер стал гендиректором КЭС в 2012 г. До недавних пор контролирующим акционером «Т плюса» был Вексельберг, но в сентябре его доля снизилась с 57,1 до 39,59%.

Евгений Ольховик

В августе 2017 г. Ольховик и Вайнзихер были переведены из СИЗО под домашний арест. Свою вину они не признали.

Третий обвиняемый по делу – гендиректор КЭС в 2007–2010 гг., возглавлявший позднее «Вымпелком», Михаил Слободин. Но он успел уехать за рубеж и в Россию не вернулся. Слободин объявлен в международный розыск.

Изменение меры пресечения на подписку о невыезде может быть вызвано истечением срока содержания под стражей и домашнего ареста – совокупно или по отдельности они не должны превышать 18 месяцев, говорит адвокат юридического департамента НЮС «Амулекс» Евгений Митько.

Обвинение в суде поддерживает прокурор и ответственность за рассмотрение дела в суде лежит на нем, поэтому по окончании расследования он решает, достаточно ли доказательств для поддержания обвинения в суде или дело развалится, объясняет адвокат уголовной практики Art de Lex Алексей Ануфриенко. Во втором случае прокурор возвращает дело следователю с указаниями, какие недостатки нужно исправить: собрать больше доказательств, усилить или облегчить обвинение фигурантам и т. д. Нельзя исключать, что прокуратура не усматривает в действиях обвиняемых состава преступления, говорит Митько. Срок выполнения указаний прокурора устанавливается руководителем следственного органа и не может превышать одного месяца, дальнейшее продление сроков возможно уже самим следствием, продолжает Ануфриенко. Порой в таких случаях уголовные дела все-таки доходят до суда, но нередки и случаи прекращения дел на стадии дополнительного расследования, добавляет Ануфриенко.

Показания против Евгения Ольховика, Бориса Вайнзихера и Михаила Слободина дал бывший губернатор Коми Вячеслав Гайзер. Он сделал это в обмен на сокращение срока, пойдя на сделку со следствием.